Алексей Старостин,генеральный директор ОАО «Международный аэропорт «Казань»»: «Как сейчас подстраховаться пассажирам? Пользоваться услугами сознательных авиаперевозчиков»

К сфере авиаперевозок сегодня приковано пристальное внимание государства и общественности. Вопросы банкротства авиакомпаний в условиях кризиса, расширение контроля органов госвласти в этом сегменте рынка, цены на авиатопливо – редкий новостной выпуск не обходится без обсуждения этих проблем. Между тем жизнь продолжает ставить новые задачи по развитию отрасли, заставляет выполнять ранее заявленные планы. Генеральный директор международного аэропорта «Казань» Алексей Старостин свое первое интервью в новой должности дал порталу 116.ru, в котором поделился своим видением ситуации на рынке авиаперевозок.

Алексей Александрович, начнем с самого актуального и уже наболевшего: как, на ваш взгляд, финансовый кризис отразится на рынке авиаперевозок в России, и в Татарстане в частности?

– Отвечая на этот вопрос, хочу заметить: авиационная отрасль – одна из самых кредитуемых отраслей бизнеса. Дело в том, что на сегодняшний день банки не дают достаточно кредитов авиаперевозчикам, а если и дают, то по непонятным процентам. Часто это только краткосрочные кредиты – ведь никто не знает, как будет развиваться ситуация через месяц. Сложное финансовое положение авиаперевозчиков, естественно, отражается на неплатежах контрагентам – аэропортам. Получается эффект снежного кома, который и приводит к ситуациям с «брошенными» пассажирами. Первая ласточка – альянс «Эйр Юнион», который, в принципе, наряду с мировым кризисом поспособствовал развитию этих неприятных событий. Эскалации процесса посодействовали также разговоры о создании альянса перевозчиков и передаче полномочий по управлению госкорпорации «Ростехнологии». Таким образом, к сожалению, ситуацию спровоцировали раньше, чем она могла возникнуть по объективным экономическим причинам.

Алексей Александрович Старостин родился 24 октября 1975 года в Казани. В 1988 году окончил Казанский государственный технологический университет (КХТИ), в 2008 году – Казанский государственный финансово-экономический институт (КГФЭИ) по специальности «Менеджмент организации». В ОАО «Международный аэропорт "Казань"» работает с 1998 года. Прошел трудовой путь от должности специалиста по маркетингу до генерального директора предприятия.

Как, по-вашему, сложится ситуация дальше? Аналитики говорят, что начало 2009 года будет еще более болезненным для бизнеса, чем волна, захлестнувшая мировые рынки в октябре. Какие антикризисные меры могут предпринять авиаперевозчики?

– Без поддержки правительства здесь, однозначно, не обойдется. Как мы знаем, президент дал указание предоставить финансовую помощь перевозчикам через банковскую сферу. И сейчас обсуждается, кому и в каком размере она будет оказана. В ФАС считают, что всем надо предоставить одинаковые условия, с другой стороны, банки говорят, что дать нужно только тем, кто реально сможет выжить. В этом вопросе много спорных моментов.

А в чем конрентно должна заключаться поддержка государства?

– В кредитах и законодательных мерах по отношению к авиакомпаниям. Это вопросы, связанные с условиями приобретения техники, со снижением таможенных пошлин на иностранные воздушные суда. Хотелось бы подчеркнуть, что аэропорты тоже не должны быть забыты. Я не согласен с мнением, что нужно ввести мораторий на ставки сборов аэропортов, не предоставляя взамен других льгот, например, налоговых.

Из-за кризиса жизнь не остановилась. Предприятиям надо и дальше развиваться. А за счет чего это можно сделать? За счет увеличения объемов (хотя на сегодняшний день статистика показывает, что объемы у них снижаются). Что касается аэропорта «Казань», то за сентябрь у нас был рост в 16%, а за октябрь – 5%. В целом общий рост пассажиропотока в аэропорту «Казань» за 10 месяцев этого года составил 27%. Это выше среднего показателя в других аэропортах России. Есть данные, что часть пассажиропотока перешла к нам из других аэропортов.

Читайте также  Росавиация отчиталась о работе АОН

Казань находится в такой точке развития, от которой можно двигаться только вперед, наращивая обороты. Так что в любом случае в следующем году ожидается увеличение производственных показателей. Для этого аэропорт постоянно работает над стыковкой рейсов, разрабатывает и непрерывно ведет мероприятия по привлечению авиакомпаний и открытию новых маршрутов. Также мы принимаем участие в целевой программе возрождения и развития региональных авиаперевозок.

Что касается действий авиаперевозчиков, то некоторые из них приняли решение перейти на турбовинтовые самолеты, у которых топливная эффективность выше и экономические показатели лучше. В частности, компания «ЮТэйр» перешла с Ту-134 на АТР-72 – количество кресел в этих самолетах одинаковое, но Ту-134 потребляет 3-5 тонн топлива в час, а АТР-72 – 500 кг. Соответственно это отразится на тарифах. Правда, при этом аэропорт может потерять выручку от взлетной массы, но зато будет увеличение частотности вылетов. Образно выражаясь, самолет пойдет как трамвай.

То есть кризис не внесет коррективы в заявленные ранее ожидания по количеству пассажиропотока?

– Нет, кризис, конечно, внесет коррективы. Дело, однако, в том, что наша задача – сохранить тот пассажиропоток, который мы привлекли с других видов транспорта. Я имею в виду железнодорожный и автомобильный транспорт. Как мы это сделали? Пассажирское предпочтение обоснованно чисто экономически, ведь сетка тарифов на авиаперевозки была даже ниже, чем на ж/д транспорте. Люди поняли, что авиация стала удобнее и доступнее. Аэропорты в свою очередь стремятся предоставить пассажирам широкий спектр услуг: развивается торгово-сервисная инфраструктура, открывается удобное трансортное сообщение с городом.

Думаю, что сегмент пассажиров, который мы привлекли с ж/д транспорта, сохранится, поскольку цены на авиа- и железнодорожные билеты сейчас сопоставимы.

Насчет цен на билеты. Будут ли они падать вместе с ценами на топливо, или компании за счет высоких цен предпочтут покрыть свои издержки от кризиса, как вы считаете?

– Правительство поставило задачу фискальным органам разобраться на тему топлива. Я думаю, это даст положительный результат. В то же время есть доля правды и в ваших словах. Компании очень сильно пострадали от кризиса. Кто-то наверняка захочет компенсировать убытки за счет высоких цен. Тем более зима впереди, а это – сезонный спад пассажиропотока. Как известно, зарабатываются деньги летом, а тратятся зимой. А в этом году сложилась такая ситуация: летом никто не заработал, следовательно нечего будет тратить в зимний период. Поэтому и возникла ситуация с неплатежами.

То есть следующий год будет годом сюрпризов?

– Да жизнь у нас в принципе полна сюрпризов! Никогда не знаешь, какая ситуация может возникнуть. Пять месяцев назад ничего не предвещало кризиса. Правда, я уже в конце июля сказал, что у нас будет «осенний листопад– – начнут сыпаться авиаперевозчики. И в принципе так оно и получилось.

Читайте также  Один к одному

Сейчас каждый пассажир, покупая авиабилет, волей-неволей задумывается: а не получится и с ним так же, как с теми пассажирами, которые по пять дней не могут вылететь из пункта назначения из-за долгов авиаперевозчика. Как обезопасить себя от такой ситуации?

– Опять же решение данного вопроса в совокупности зависит от разных составляющих. Мне как начальнику аэропорта «Казань» тоже не нужна проблема с перевозчиками и пассажирами. У нас в аэропорту было два случая – с «КрасЭйром» и «Дальавиа». В первом случае пассажиры остались довольны тем, как разрешилась ситуация, мэр Норильска даже прислал благодарность.

С другой стороны, есть отношения двух хозяйствующих субъектов. Кто-то должен крупную сумму денег аэропорту, которому тоже надо как-то выживать. Поэтому мы в режиме реального времени отслеживаем, у кого из авиакоманий есть задолженности, постоянно созваниваемся с ними, так же как и с аэропортами-партнерами и с Минтрансом. Но в любом случае наша позиция такова: пассажиры ни в чем не виноваты.

А как сейчас подстраховаться пассажирам? Пользоваться услугами сознательных авиаперевозчиков.

Обладает ли аэропорт полномочиями в одностороннем порядке разорвать отношения с авиаперевозчиком, в отношении которого есть тревожная информция? Чтобы люди не купили билет на его рейсы с вылетом из вашего аэропорта и не сидели здесь по пять суток.

– До сих пор не было такой надобности. Даже в случае с «Дальавиа». Они отменили рейсы, но до конца исполнили свой долг перед пассажирами: кого могли, оповестили до вылета по телефону, остальным купили билеты до пункта назначения через другие аэропорты.

Если говорит в целом о возникновении ситуаций с невылетом пассажиров. Кто должен принимать заботу о них прежде всего? Аэропорт, власти, страховые компании? Если к соображениям отношений хозяйствующих субъектов добавить и моральный аспект?

– Опять же это комплексное решение. Есть законодательство, по которому аэропорт должен выполнить перечень обязанностей перед пассажирами по договору с авиакомпанией. Федеральные авиационные правила в статье 99 установили чёткий перечень обязанностей авиаперевозчика в случае задержки вылета авиарейса. Бесплатные услуги должны быть предоставлены независимо от причины задержки, но в зависимости от длительности задержки – два часа – напитки, четыре часа – питание, восемь часов – расселение, доставка до гостиницы, возможность звонка, комната матери и ребенка и т. д. То есть ответственность за задержку рейса несет авиакомпания, она же оплачивает расходы аэропорта за предоставление пассажирам перечисленных услуг.

На ваш взгляд, возможно ли сделать деятельность авиаперевозчиков открытой? Чтобы данные о финансовом состоянии авиакомпаний были обнародованы?

– Это противоречит понятию коммерческой тайны. Авиаперевозчик сам решает этот вопрос. Да и к тому же сейчас нет повального негатива на рынке авиаперевозок. Многие авиакомпании продолжают нормально работать. Но для пассажира доступ к информации о финансовой деятельности предприятия – показатель порядочности авиакомпании.

В октябре стартует условное начало сезона вылетов. Что нового аэропорт «Казань» приготовил для пассажиров в этом сезоне? Какие коррективы внес кризис в уже заявленные планы?

Читайте также  Dassault представит Falcon 8X и Falcon 900LX на RUBAE 2019

– В принципе количество рейсов сохранилось на уровне прошлого года. Какие-то авиакомпании снизили объемы, какие-то увеличили. Хочу подчеркнуть, что сейчас мы обратились к малой региональной авиации. Три раза в неделю самолеты летают в Уфу и Екатеринбург, еще ввели по вторникам рейс на Самару и на Пермь. Связь с регионами не потеряна.

Что касается чартерной программы, авиакомпании немного «прижались», и на сегодняшний день существует дефицит по популярный направлениям – Турция, Египет, Арабские Эмираты. Возможно, мы эти планы скорректируем, и будет увеличение частотности по туристическим направлениям. Кроме того, в преддверии Универсиады-2013 мы представляем интерес для большого круга авиаперевозчиков, причем не только российских, но и зарубежных. Авиакомпания «Турецкие авиалинии» уже сейчас рассматривает возможность увеличения частоты рейсов из казанского аэропорта. «Люфтганза» заинтересована в окрытии прямого рейса Казань–Франкфурт. Сейчас этот рейс следует через Самару. Скорее всего, эти планы воплотятся в жизнь в сезоне 2009 года.

Не повлияет ли кризис на масштабные планы по реконструкции аэропорта? Все заявленные темпы будут выдержаны?

– А как же! В 2013 году у нас Универсиада, мы должны принять гостей на достойном уровне. Сейчас идет процесс согласования всех необходимых документов. Генеральный план будет представлен в конце января 2009 года, и дальше по плану-графику работ строительство начнется с осени 2009 года. Задача такая стоит, и ее все равно надо выполнять, несмотря на кризис. Аэропорт будет иметь новую развитую инфраструктуру. В проект реконструкции заложена и электричка до старого железнодорожного вокзала. В РЖД этот проект одобрили. Думаю, это железодорожное сообщение решит многие проблемы с транспортировкой пассажиров из аэропорта.

Среди жителей Столбищ ходят упорные слухи, что реконструкция аэропорта потревожит земли сельских жителей, дескать, какую-то часть будут даже изымать для расширения взлетно-посадочных полос и других преобразований. Все в срочном порядке кинулись приватизировать земли. Вы можете подтвердить или развеять эти слухи?

– По Столбищам таких решений не было. Однако генерального плана еще нет, и сейчас определенно сказать о чем-то невозможно. Я бы посоветовал не доверять слухам, для них пока нет никаких оснований.

В связи с кризисом многие предприятия и организации провели сокращение. Аэропорт эта тенденция не коснулась?

– Пока нет. Я за оптимизацию расходов и сохранение кадрового потенциала.

Создалось ощущение, что вы из тех, кто оценивает кризис позитивно, считает, что он нужен для оздоровления всех систем…

– Я сторонник следующего подхода. Есть ситуация и есть вопросы, которые нужно решить. Можно жаловаться, можно кричать, но никто не снимает с тебя ответственность за решение проблем. Все плохое когда-то проходит, и кризис пройдет. А у нас впереди Универсиада, задана высокая планка, и необходимо приложить максимум усилий, чтобы «воздушные ворота Татарстана» встретили гостей на высоком уровне.

Лилия АХМАДЕЕВА, специально для 116.ru